Клыки. В начале романа Брэма Стокера, после первой встречи с Дракулой, Джонатан Харкер записывает свои впечатления. Среди иных бросающихся в глаза физических черт Дракулы от отметил, что рот вампира "...был четким и довольно-таки жестким, с особенно острыми, белыми зубами, которые выступали над губами..." (глава 2). Позже, в этой же главе он усиливает это первое описание, ссылаясь на "выступающие зубы" Дракулы. Харкер пишет, что во время беседы с Дракулой он не мог оторвать глаз от улыбающегося графа, "... так как его губы обнажили десны и странно выпячивались длинные острые клыки". Таким образом, Стокер создал то, что стало одной из самых характерных черт современного вампира, в его самом популярном образе. Три женщины, проживавшие в замке, - невесты вампира - обладали клыками. Когда одна из женщин приблизилась к нему, Харкер почувствовал не только ее смрадное дыхание, но и твердые края ее зубов на своей коже. Он видел, как лунный свет освещает зубы двух других женщин. Стокер усилил важность зубов в распознавании вампира во время нападений Дракулы на Люси Вестенру. По мере прогрессирования ее странной болезни знающий доктор Абрахам Ван Хельсинг привлек внимание к "маленьким точкам на ее шее и к неровному бледному виду их краев (глава 10). Когда развязка приближалась, он отметил изменение, происходящее с ней и проявившееся в ее зубах, - ее клыки стали более длинными и острыми, чем остальные зубы. После ее смерти они стали еще длиннее и острее. Дракула был не первым вампиром, обладавшим клыками. В описании первого нападения на Флору Баннерворт со стороны Варни-вампира, автор Джеймс Малькольм Раймер (писавший в 40-е годы ХIХ века, за полвека до Дракулы) замечал: "С погружением он захватил ее шею своими клыкоподобными зубами - поток крови, за которым последовал отвратительный сосущий звук". Позже, при осмотре Флоры, ее мать подносила лампу так, чтобы "... все видели сбоку шеи Флоры маленькую точечную ранку, или вернее две, так как не небольшом расстоянии от одной была и другая". Лаура, жертва Кармиллы в истории Шеридана Ле Фэню 1872 года имела совершенно другие ощущения. Она помнила, как на нее напали, когда она была еще ребенком и не забыла ощущение двух иголок, погружающихся в ее грудь, но при осмотре не было обнаружено никаких ран. Позже Кармилла и Лаура разговаривали с бродячим торговцем, который отметил, что у Кармиллы "острейший зуб - тонкий, удлиненный, заостренный, как у полуночника, как иголка". Он предполагает обточить его и сделать тупым, чтобы он не выглядел как "рыбий зуб". Позже, во сне, Лауре снова кажется, что две иголки вонзаются в кожу на шее. Доктор нашел маленькое синее пятнышко на этом месте. Как сообщалось, дочь генерала Спилсдорфа пережила такие же ожущения, как и Лаура - пара иголок, проникающих в горло. В конечном итоге, было сделано заключение, что на них обеих нападал вампир, у которого, как хорошо известно, должны быть два длинных, тонких и острых зуба, оставляющих отличительную точечную рану на теле жертвы. Хотя оба, Варни и Дракула, обладали вытянутыми клыками, как заметил Мартин В.Риккардо, это черта еще не стала перманентной. В "Носферату, симфония Гаруна", граф Орлок, персонаж, подобный Дракуле, обладал двумя выступающими передними зубами, а не клыками, упомянутыми Стокером. Бела Лугоши, которому принадлежит звание популяризатора "Дракулы", в фильме 1931 года снимался без клыков. Ни в одной из дальнейших картин его Дракула не имел выступающих зубов. Дракулу также играл Лон Чейни-младший ("Сын Дракулы", 1943) и Джон Каррадайн ("Дом Франкенштейна", 1944, и "Дом Дракулы",1945). В их гриме также не было клыков. Только в 1958 году в цветном кровавом фильме "Хаммер Филмз" "Ужас Дракулы" Кристофер Ли повернулся к камере и показал зрителю свои вытянутые клыки. Он будет повторять этот прием в последующих фильмах, а за ним и другие актеры будут делать то же самое. (Клыки до Ли дважды появлялись в турецкой версии "Дракулы" 1952 года, которая не получила широкого распространения, и в 1957 году в фильме Роджера Кормана "Кровь Дракулы" с волкоподобным вампиром-женщиной). Таким образом, хотя Лугоши (следуя направлению Гамильтона Дина) утвердил образ вампира, одетого в вечерний костюм и накидку, именно Ли зафиксировал в массовой культуре образ вампира с клыками. Со времени образа Ли большинство (но, безусловно, не все) вампиров кинематографа имели необходимые зубы. Таковым был и Барнабас Коллинз, герой телевизионного сериала конца 60-х годов. Однажды утвердившись, клыки стали художественной традицией, привлекавшей внимание к присутствию вампира. Клыки обычно появлялись на обложках романов о вампирах, быстро выделяя те названия, позволяя безошибочно определить тему тех произведений, названия которых не содержали явно выраженного вампирического оттенка. В таком же стиле они использовались и на обложках комиксов, в куклах в образе Дракулы, приветственных открытках к Хеллоуину. Новой особенностью, недавно введенной в фильмы и романы о вампирах, стали втягивающиеся зубы вампира. Таким образом, вампир выглядел обычно, когда общался с людьми и показывал свои зубы только тогда, когда собирался подкрепиться. Это изобретение закрепилось благодаря благоприятной реакции на трансформацию в оборотня, продемонстрированной в фильме "Американский оборотень в Лондоне" (Оскар). Такая драматическая трансформация: от нормальной внешности к чудовищному персонажу - была наглядно передана Грейс Джоунс и ее другом-вампиром в фильме "Вамп" (1986). Появление вытянутых клыков сопровождало и другие изменения в выражении лица и являлось сигналом проявления темной хищнической стороны личности вампира. Традиционные клыки создали проблемы для кинематографического вампира. Клыки Ли оказались более пригодными для разрывания плоти, чем для аккуратного протыкания кожи и яремной вены. Две дырочки находились бы так далеко друг от друга, что вампиру должно было быть сложно сосать кровь из них. Таким образом, дырочки, остававшиеся на телах жертв, стали изображать намного ближе друг к другу, чем предполагало расстояние между клыками. Это несоответствие, просмотренное многими поклонниками, феминистски настроенным толкователям вампиризма дало возможность обнаружить нечто положительное в мифе, в котором доминировал мужчина. Например, Пенелопа Шаттл и Петер Редгроув предполагали, что такие раны не могли быть нанесены плотоядными животными, а скорее гадюкой, змеей. Они предложили эту идею режиссерам фильмов, не осознавая, что делают - они, тем самым, возвращались назад, к древнему мифу, который неразрывно соединял начало менструации со змеиным укусом: после того, как девушку кусала змея, она становилась женщиной, и у нее начиналась менструация. После укуса вампира женщина становилась более активной и сексуальной. Хотя миф о вампире ассоциировался с определенными заботами молодых мужчин, возможно, в нем было нечто, адресованное и молодым женщинам.

Main | Back | The Club | Gallery | Library | V&M | News

Copyright 2004
Designed by White Wolf
i.
All rights reserved.

Hosted by uCoz